Languages
Languages

Топ-3 налоговых рисков-2019

2019 – год новой редакции Налогового кодекса. Тревоги, опасения, скепсис, адаптация, понимание – вот далеко не все чувства и состояния, которые испытывали профессионалы на разных этапах «вхождения» в НК.

Разумеется, новации НК неоднородны и разнятся по степени их влияния на экономику предприятий. Одно дело – изменение редакции той или иной льготы, другое – регламентация другого подхода к расходам, хозяйственной операции, формированию выручки и т.д.

Наша оценка наиболее «важных» рисков основана не только на анализе законодательства, но, разумеется, практике его применения, а также тех рабочих контактах и обсуждениях с сотрудниками органов госуправления, которые постоянно и неоднократно происходили в течение года.

Здесь нет сенсаций, но присутствует прагматичная, пусть и субъективная, оценка.

Итак, наша «тройка».

  1. 1.Нормируемые затраты для налога на прибыль.

Дело, наверное, не столько в наличии самих нормируемых затрат как категории, сколько в «колебательных движениях» к подходам в их применении со стороны госорганов.

Вспомним только некоторые звучные:

- командировочные расходы в вариантах: до марта, с марта до сентября, с сентября и по сей день. Уже немало поводов для ошибок в принципе, а если смотреть и по-сути, то тем более: изменение подходов к расчету «суток», оплата расходов предприятием, возмещение водителям и т.д.

Вообще, командировочные расходы – из категории «вечных» тем и таких же проблем;

- «приключения» с топливом для автомобилей: нет нужды напоминать об этой истории, которая заставила практически всех субъектов предпринимательства усомниться в некоторых реалиях, которые раньше вроде бы и не вызывали никаких споров. Благо, в том числе благодаря усилиям, как ни странно, того же МНС ситуация де-факто разрешилась;

- нормы потерь: длительные размышления о судьбе убыли и потерь в контексте отсутствия каких-либо отраслевых актов, кроме известного приказа Минторга, создали ситуацию правовой неопределенности. Опять-таки МНС решилось на разъяснение и все вроде бы встало на свои места.

Но указанные и подобные «нормируемые» элементы рисков перманентно могли возникать у любого предприятия.

  1. 2.Пункт 4 статьи 33 Налогового кодекса.

Полагаем, нет необходимости излагать нормы этого пункта, фактически пришедшего на смену указу № 488.

Очень много официальных и неофициальных комментариев на эту тему, совещаний и даже пленумов.

Риск в данном случае в потенциальной угрозе доначисления налогов. На наш взгляд, наиболее «уязвимым» для предприятия является применение нормы (оценка ситуации контролерами) о том, что основной целью совершения хозяйственной операции являются неуплата (неполная уплата) и (или) зачет, возврат суммы налога (сбора).

То есть, субъект хозяйствования должен четко понимать – и это реалия, что сегодня т.н. деловая цель, экономическая и даже логическая необходимость сделки – важнейшая составляющая любой хозяйственной операции.

И тут на первый план выходит взаимодействие и взаимопонимание всех заинтересованных служб предприятия в прозрачности и экономической обоснованности сделок.

При этом мы понимаем, что 2019 год в применении норм 33-статьи – это только выработка подходов. При всей лояльности контролирующих органов, в 2020 году на этот вопрос стратегического характера необходимо обратить внимание самым серьезным образом.

  1. 3.Трансферное ценообразование (ТЦО)

Вроде бы эта тема постоянно «за кадром», однако практика, в том числе в МНС, ДФР нарабатывается, при том, что ТЦО во всех странах – предмет пристального внимания фискальных органов.

Не все тут последовательно и однозначно в трактовке со стороны налоговиков, в частности, в применении методов оценки недвижимости для целей ТЦО.

Но, так или иначе, обратим внимание, по крайней мере, на следующее:

- с 2019 года стоимостной порог, при превышении которого сделки являются объектом контроля, в отношении сделок с недвижимостью и жилищными облигациями не установлен. То есть, контроль цен осуществляется при отклонении цены анализируемой сделки от диапазона рыночных цен (при отклонении показателей рентабельности от диапазона рыночных показателей рентабельности).

Иначе, с 2019 года 20-процентное отклонение в НК не предусмотрено (ранее контроль осуществлялся, если отклонение от диапазона рыночных цен составляло более чем на 20%);

- контроль сделок с взаимозависимым лицом-резидентом (в том числе при посредничестве третьего лица через совокупность сделок) осуществляется при одновременном выполнении 2-х условий:

1) цена (показатель рентабельности) анализируемой сделки находится вне диапазона рыночных цен (диапазона рыночных показателей рентабельности) – опять-таки без 20-процентного порога;

2) цена сделки (сумма цен сделок) с одним контрагентом в календарном году превысила стоимостной порог (подп. 3.2 ст. 88 НК): для «обычных организации – 400 тысяч бел.руб., для крупных плательщиков – 2 миллиона бел.руб.

Ранее для всех категорий плательщиков был установлен единый порог в 100 тысяч бел. руб.

Так или иначе, тема ТЦО должна быть в фокусе внимания не только главных бухгалтеров, но и руководителей предприятий.

Евгений Герштейн, заместитель директора ООО «РСМ Бел Аудит»

Как мы можем Вам помочь?

Свяжитесь с нами по телефону

+375 (17) 388-09-49

Или отправьте свой запрос, комментарий, или заявку

Написать на Email